Сердючка вернулась на российскую сцену

Сердючка вернулась к публике — ее первые концерты прошли в Петербурге с большим аншлагом. Андрей Данилко после своего долгого молчания стал гораздо скромнее. И пообещал, что через девять месяцев родит новое шоу, пишет «Московский Комсомолец».

— Что нового увидят зрители?

— Сейчас мы делаем моноспектакль для театра: это отдельно от коллектива. Истории из жизни мамы и Сердючки. Там нет песен, и декорации минимальны. Черный задник и два стула. Не потому, что это дешевле, такая форма. Плюс существует концерт-шоу, это уже с музыкантами. С двумя программами мы и будем мотаться по стране. Спектакль решили сделать потому, что стало довольно трудно шутить на широкую аудиторию. Люди, которые ездят в метро, отличаются по чувству юмора от наших богачей. “Денежные мешки”, к примеру, ждут шуток про Куршевель. За границей же мы шутим исключительно про Советский Союз. Колбасу, пионерский лагерь, зарядку и “Утреннюю почту”.

— Что вы делали, когда Сердючка исчезла с экранов?

— Мы “колотили” корпоративы, потому что устали от перелетов. Но сейчас все стало по-другому. Верка повзрослела, стала интеллигентнее, даже костюмы у нее изменились.

— Старые костюмы в музей не хотите сдать?

— Боже упаси! Как-то в Таиланде зашел в “Хард-рок кафе”. Там под стеклом висят костюмы знаменитостей. В том числе и платье Бритни Спирс. Я посмотрел и подумал: “Это же надо совести не иметь, чтоб такое платье отдать! “Какие-то жуткие блестки — в провинциальных цирках так обезьян наряжают. Да моя шуба из искусственного меха в 1000 раз лучше!

— На российском ТВ продолжается заговор против Сердючки? Или вас простили?

— Его и не было. Думаю, это ревность. По моей версии, группу “Серебро” готовили на “серебряное” место в “Евровидении”. А получилась “бронза”. Вот если бы третье место занял я, никакой блокады не было бы. Их покоробил факт успеха, который был у Сердючки в Финляндии. Нам же прохода там не давали! Да мы и сами были поражены: думали, в десятку бы попасть. Кстати, после этого концерта, когда началась “блокада”, мы приехали на корпоратив к Елене Батуриной. Она наперекор всем нас вызвала. Организаторы говорят: только не пойте эту песню с “Евровидения”. А я специально спел.

— После “Евровидения” вам досталось и от простых россиян?

— Надо мной издевались даже в аэропортах. Говорили: шапку сними! А я без шапки как без штанов — привык к ней. Мне хамили, задевали. Был очень неприятный осадок.

— Расскажите о встречах с Путиным.

— Она была одна, когда Путин еще был главой государства. На меня он произвел странное впечатление: показалось, что президент стеснялся. А я дал лишку. Ведь в тот день стояла жара, все время наливали вино, а я в шубе. В общем, быстро развезло. Я что-то показал, пошутил, но было очень некрасиво. А потом нас пригласили за стол, но мы не пошли. У них своя компания.

— Говорят, что вы сами хотели баллотироваться в депутаты. Зачем?

— Это развитие персонажа. Мы хотели учредить партию и созвали съезд в цирке. А люди были так реально замучены выборами, что проголосовали, я набрал аж 4%. После этого ко мне стали приезжать какие-то личности и предлагать за то, чтобы я с ними посидел в ресторане (независимо от решения обсуждаемого вопроса), целых 50 тысяч долларов. Говорили: “Андрей, надо пару человек в список внести, у нас есть пара миллионов на это в багажнике…” И тут я испугался. Нас встречали с плакатами какие-то люди, телевидение. Это было как с Чиччолиной в парламенте. В какой-то момент мы поняли, что заигрались. И сняли кандидатуру Верки.

— Ходят слухи, что вы хотите сняться в кино. Это так?

— Конечно, да никто не зовет. Считают заложником образа.

— А в роли героя-любовника согласились бы выступить?

— Да ну, какой я герой-любовник! Моя роль в кино  -  глухонемой солдат. В таком случае у зрителя не будет ассоциации с Веркой. А что бы я ни говорил — мой голос будет отвлекать. Я сейчас пишу музыку для кино. Надеюсь, буду работать над художественным фильмом о жизни Нуриева. Уже есть сценарий.

— А правда, что вы ресторанным бизнесом занялись?

— Мне все приписывают какие-то рестораны и золотые унитазы. А такого ничего нет. У меня дома обычный толчок. Правда, есть несколько квартир в Киеве, которые я купил, а потом подумал: зачем это надо? Это от жадности: в детстве я жил в пристройке. Эти квартиры я никогда не продам по той цене, по которой купил. Ну, захожу иногда, брожу там, как дурак, друзей привожу на шампанское. Я их купил в период, когда было много денег и надо было их вкладывать. А ресторан я, наверное, не открою. Мне кажется, у меня все будут воровать. Как проверять этих посторонних теток, я не знаю. Да и неинтересно мне это. Вот был бы честный человек, который сделал ресторан “У Сердючки” в украинском стиле! Но это все мечты.

новости партнеров