Индонезия – лучшее место для любителей экзотики

От индонезийцев часто можно услышать: «Для многих туристов вся наша страна расположена на одном острове Бали». Чтобы убедиться в том, что это не так, стоит однажды в жизни побывать на острове Сулавеси, который замысловатой кляксой расположен где-то между Австралией и Юго-Восточной Азией. Оговоримся сразу: для начинающего путешественника этот маршрут будет довольно сложным. Зато заядлый любитель самостоятельных поездок получит массу удовольствия, выискивая в интернете недорогие перелёты, бюджетные гостиницы и сшивая их в общий маршрут. 

Столица Индонезии

Лайнер закладывает вираж перед посадкой. Под крылом – непременные для Юго-Восточной Азии рисовые поля. Вдали видны горные хребты, но без привычных для остальной Индонезии конусов вулканов. Мы в Макассаре – столице провинции Южный Сулавеси. 

Город имеет два имени. Странная ситуация объясняется просто. В ходе приступа бюрократического патриотизма власть решила назвать город более аутентично – Уджунг Паданг. Народ не протестовал, но продолжал пользоваться привычным словом. Так и прижилось. 

Для тех, кто бывал в Азии, Макассар не представит интереса. Но и для новичка и человека любопытного здесь есть что посмотреть. Благодаря действиям туристической фирмы на утро возле отеля нас ждал гид и авто с климатических контролем, что в условиях жарких тропиков является важной вещью. Гид оказался толковым. Он сразу понял пожелания «подопечных» и предложил программу: сначала в пещеры с древними изображениями, потом – к летучим лисицам (на самом деле это гигантские летучие мыши) и на водопад. До наступления темноты мы ещё успели пообщаться в порту с местными моряками и осмотреть крепость, некогда защищавшую гавань. За всё (включая бензин и чаевые) вечером гиду было вручено 50$. Индонезия была и остаётся страной, лояльной к путешественникам с тощими кошельками. 

Форт Роттердам

Чтобы представить сие фортификационное сооружение, зайдите в интернет и найдите фотографии Золочевского замка возле Львова. Оба построены в голландском стиле. От немецких, польских, турецких фортеций эти отличались конструкцией стен. Имея большой опыт в строительстве плотин, голландцы решили насыпать высокие широченные валы вокруг зданий внутри сооружения. Крутыми срезами, упрочнёнными глыбами и кирпичными стенами, вал смотрел на врага. А после боя достаточно было завезти дешёвой земли и засыпать повреждения. 


У причалов пришвартованы колоритные суда, которые называются пиниси. Хотя история у них весьма долгая, плавсредства исправно служат местным жителям и нередко совершают долгие переходы по морю к другим островам. Впечатлил припортовый рыбный магазин. Первый раз увидел продукт, который у нас называют таранка, но сделанный из обитателей дорогого морского аквариума. То, что для нас экзотика, для местных жителей – просто рыба. 

Полиция Индонезии

Стражи порядка и военные в Индонезии – в особом почёте. Но все они дружелюбны и корректны. Одеты они в щегольскую форму с множеством шевронов, нашивок и значков. Но поразили патроны, торчащие из гнёзд на пистолетных кобурах. 

Похоже на то, что боеприпасы парни готовят дома, после дежурства. Кажется, что пули отлиты кустарным способом и также кустарно завальцованы в гильзы. Ни одной повторяющейся. 

История покорения Индонезии

Первыми европейцами на острове (в те времена он назывался Целебес) в 1512 году стали португальцы. Современный административный центр этой местности, Макассар, издавна считался безопасным и гостеприимным портом для всех кто приплывал к ним, независимо от национальности и места проживания. Английский капитан Филипп Картерет в XVIII веке писал: «Целебес можно считать ключом к местам пряностей (часть Молуккского архипелага, откуда в те времена в Европу поступала львиная доля мускатного ореха); они, естественно, будут находиться под контролем той страны, во владении которой находится Целебес. Посёлок Макассар местные жители выстроили на мысе. Места здесь ровные и живописные. Много плантаций и пальм с кокосовыми орехами. Домашней птицы, риса и плодов можно найти сколько угодно…» Это так называемое «вольное поселение», находившееся рядом с местами пряностей доставляло немало проблем Ост-Индской торговой фирме, поскольку обесценивало монополию на продажу мускатных орехов. Наконец, не выдержав, голландцы прогнали конкурентов, разорив Макассар. 

К юго-восточной оконечности острова прилепилась группа из четырёх небольших островов (Ванги-Ванги, Томиа, Каледупа, Бинонгко). На них располагается морской национальный парк под названием Вакатоби. Биологи восхищаются этими местами как планетарным центром видового разнообразия кораллов. 

А для дайверов Вакатоби – это настоящий шанс изучить девственную природу. Под водой – великолепная, до 50 м, видимость. Море кишит существами разных форм и расцветок. 


Как и в знакомом многим египетском Шарм эль Шейхе, здесь можно встретить такое понятие, как отдельный риф. Так неофициально называют полосу кораллов в пределах территории гостиницы. Только в Шарме многое зависит от того, на каком участке побережья расположен отель. Потому что и риф может оказаться полумёртвым, и понтон к нему длиннющий (иногда – 700-800 м). В парке Вакатоби всё иначе. Во-первых, отели можно посчитать на пальцах руки. Во-вторых, в любом случае риф будет интересный: стена, поросшая кораллами, круто уходящая на глубину. Для новичков – в самый раз. 

Более опытная публика, например фотографы, выбирает приключения посерьёзнее и отправляются в короткие плавания ради каких-то вполне определённых «гадов морских». Особо ценится мелкая живность. Она образует эдакий параллельный мир, другое измерение, проявляющееся только на фото. В формах и цветах жителей Вакатоби есть что-то от яркого стиля 60-х годов ХХ века с его психоделикой, битловским анимационным фильмом Yellow Submarine да одеждой невероятных фасонов и расцветок. 

Отправляемся в самый центр Зелёного Острова. Если путешественника заносит на Сулавеси, то стоит побывать в регионе Тана Тораджа, что в 400 км на север от Макассара. Здешние места знамениты необычной архитектурой и погребальными церемониями. 

Местные дома-тонгконаны отличаются высоко задранными коньками крыш. В древности они были ритуальными сооружениями, но сейчас чаще используются для жилья. Каждый элемент здания имеет своё значение: от рисунков до количества буйволиных рогов, украшающих стены. Закладкам фундаментов предшествуют жертвоприношения поросят или буйволов. «Ввод объекта в эксплуатацию» является поводом для большого праздника, сопровождающегося массовым ритуальным убийством домашней живности. 

Силуэт тонгконана настолько запоминающийся, что стал одним из туристических символов не только Тана Тораджа, но и Индонезии в целом – наравне с храмом Боробудур на Яве и балийским танцем баронг. Теперь в местных отелях даже номера-бунгало накрывают крышами с высокими коньками. 


Впрочем, едут в Тана Тораджа не только ради необычных домов. Фотографы как мухи на мёд слетаются на местные похороны. Ритуал погребения некоторых просто шокирует. Когда кто-то умирает, гроб с его телом остаётся в доме несколько дней. Затем усопшего переносят в амбар, где хранят рис. Все пришедшие дарят скорбящей семье подарки и усаживаются на трибунах, которые сколачиваются специально для таких случаев. Важнейшим моментом является жертвоприношение. Иногда на убой пускают с десяток буйволов и десяток свиней. 

По завершении ритуала местные жители совещаются, кому и сколько достанется мяса. И только на четвёртые — пятые сутки появляется местный священник, который благословляет, организовывает всеобщую молитву и сопровождает всю похоронную процессию на кладбище. Кстати, могилы зачастую тоже напоминают маленькие копии тонгконанов. Конечно, нужно провести в Тана Тораджа не один день, чтобы вычислить селение, где будут похороны. При этом тораджи не возражают, если на церемонии будут иностранцы.

новости партнеров