Выставка уникальных документов, представленных Ватиканом, открылась в Риме

 Недавно в Риме открылась уникальная выставка, ан которой были представлены Ватиканом редкие документы. Всего насчитывалось до ста документов из известного секретного папского архива, которые захватывали более пятнадцати веков мировой и европейской истории. Тут вполне легко можно улицезреть древнейшие манускрипты описывающих самых громкие процессы инквизиции, материалы со времен крестовых походов, а также рукописи и работы великих ученых и мыслителей.

Рекламой этого мероприятию занимался человек, которого ненавидит весь Ватикан - это Дэн Браун. Благодаря Дэну Брауну люди знают, что страшнее, чем документы из секретных папских архивов в мире нет ничего.

Отгадать секреты и тайны, показать письма и книги, которые никогда не покинули границ Ватикан, смогли к юбилею – тайный архив отмечает свои четыреста лет. Множество документов смогли увидеть только ученые. Автографы великих людей. Роспись  Галилея под своим собственным приговором инквизиции. Письмо Алексея первого, русского царя наведывающегося в Ватикан с жалобами в отношении турецкого султана. Приказ Папы о вручении золотого ордена шпоры Моцарту. 13-летний мальчик вскоре после мессы вСикстикстой капелле, смог по памяти набросать сложнейшую кантату, ноты которой держались в строжайшей тайне. 

"Смысл не в большом документов, которых всего сто, а в охвате и качестве. Шестнадцать веков истории, здесь есть абсолютно все — от древней Европы до Азии, от начала Второй мировой войны до открытия Америки. Ни одна страна не осталась без внимания", — говорит Серджио Пагано, охранник тайного архива в Ватикане.

Исторические события, которые Ватикан предпочел до сих пор оставить в тайне, сейчас находятся в зале еретики. Настоящим открытием по праву считается суд над Джордано Бруно, церковь называет его смерть печальным эпизодом, к несчастью ученый до сих пор не был реабилитирован. Документы обвинения считаются утерянными, совсем недавно была найдена тетрадь с цитатами. Джордано Бруно казнили в Риме путем сожжения заживо.

Джордано Бруно с кляпом во рту привели на площадь цветов, где был приготовлен костер. Закрепили  железные цепи к столбу, а мокрые веревки из-за жаркого огня стянулись и впивались в его кожу. "Я умру как мученик, и посему моя душа унесется в рай", — были последние слова Бруно. Пользоваться его книгами разрешили только шестьдесят лет назад, а памятник ученому поставили в одна тысяча восемьсот восемьдесят девятом году. 

новости партнеров