Капитан Копейкин

Captain Kopeikin
О персонаже
Страна
Россия
Создатель
Деятельность
литературный персонаж, отставной офицер

История персонажа

Капитан Копейкин — герой романа Николая Гоголя «Мертвые души». Его история, хоть и стоит особняком от главной сюжетной линии, также подчинена ведущей идее произведения — «омертвению души». Копейкин — типичный «маленький человек», вынужденный бороться с системой, который терпит поражение и переходит к мести.

История создания персонажа

Образ капитана восходит к фольклорному источнику — песне об отставном солдате, который от тяжелой жизни подался в разбойники. Прототип Копейкина не был офицером, но в остальном их судьбы очень схожи.

С основной повествовательной линией жизнь капитана Копейкина связана слабо. Мы узнаем его историю от почтмейстера, простого грубоватого человека, для которого это не более чем забавная байка, которую он рассказывает за обеденным столом. Он вспоминает о Копейкине, когда речь заходит о личности Павла Чичикова, предполагая, что за именем махинатора-покупателя «мертвых душ» скрывается герой старой истории.

Автор, описывая образ лишнего человека, прибегает к приему контраста: тесная комнатка капитана Копейкина сравнивается с роскошными покоями высокопоставленного чиновника, его жалкий обед — с обильными трапезами в ресторанах, где пируют вельможи. Гоголь гордился новеллой о нем, считая ее главным украшением романа, и был очень огорчен, когда цензура вынудила его изменить облик Копейкина до неузнаваемости.

История и образ капитана Копейкина

В романе нет не то что детального описания персонажа и его биографии, но даже имени. Гоголь намеренно обезличивает героя, ведь Копейкин — воплощенное страдание, собирательный образ людей, ищущих правды.

Капитан — герой войны 1812 года, инвалид, потерявший ногу и руку, который пытается получить от властей материальную компенсацию. Хотя Копейкин происходит из дворянского рода, ему грозит полная нищета, поскольку содержать его родственники не в состоянии. Собрав последние средства, отставной офицер отправляется из дальней губернии в Санкт-Петербург.

Царственная роскошь города поражает героя. Изумление Копейкина при виде зданий, карет и обилия важных персон вокруг отчасти повторяет эмоции, описанные Гоголем в повести «Ночь перед Рождеством». Но если кузнец Вакула в Санкт-Петербурге обрел свою удачу, то для Копейкина путешествие оборачивается сокрушительным провалом.

Капитан приходит на поклон к «министру или вельможе», в котором легко узнать черты А. Аракчеева, и получает обнадеживающий ответ. На радостях Копейкин тратит в ближайшем трактире почти все деньги. Он не подозревает, что на самом деле никто не собирается ему помогать: каждый день, приходя на прием, он слышит только просьбу «зайти завтра».

Доведенный до отчаяния, герой прорывается-таки на прием и требует обещанной помощи. За дерзость его немедленно высылают в родную губернию, где он от безысходности сворачивает на преступную дорогу — собирает банду и начинает разбойничать в окрестных лесах.

Капитан Копейкин и Наполеон

В первой редакции история о Копейкине имела отчетливо прописанный финал, в котором Гоголь описал, чем именно занимался герой после возвращения на родину. Собрав банду из таких же отставных солдат, он с ожесточением принялся мстить чиновникам. Разбойники не трогали крестьян, направлявшихся по своим делам, — их мишенью было «все казенное»: шайка отбирала деньги, предназначенные для уплаты податей. Чтобы сборщики не потребовали деньги с людей во второй раз, атаман давал ограбленным фальшивые расписки о погашении долга перед казной.

Позже писатель, опасаясь цензуры, смягчил резкие моменты сюжета и убрал окончание — почтмейстер только намекает на «темные дела», которыми занялся Копейкин, но не описывает их. Однако даже в смягченном виде повесть наткнулась на затруднения при публикации. В ультимативном тоне издатель потребовал убрать вставную новеллу либо внести в нее радикальные правки. Автор упорно боролся за то, чтобы сохранить роль капитана в произведении в первозданном виде, но все оказалось безрезультатным.

В итоге повесть осталась, но пришлось приглушить в ней все сатирические акценты. Гоголя сильно огорчил такой исход дела. Сохранились цитаты из его писем, в которых упоминается, что он считал вставную новеллу жемчужиной романа, и отказ от первоначального задуманного образа оставил в повествовании «прореху, которую нечем залатать».

Иллюстрация Агина Александра к поэме Гоголя "Мёртвые души"
Иллюстрация Агина Александра к поэме Гоголя "Мёртвые души" | http://cartoonia.ru/ru/

В опубликованном виде характеристика персонажа наводит на мысль, что капитан сам виноват в своих злоключениях. Однако один намек на неоднозначность истории Николай Гоголь все-таки «протащил» в печать: почтмейстер, уклонившись от описания того, что делал Копейкин в лесах, намекает, что это «целая поэма» — хоть в Санкт-Петербурге о нем больше не слышали, герой сумел показать себя и отомстить.

Капитан Копейкин в фильмах

В многосерийной экранизации «Мертвых душ» 1984 года Копейкина сыграл актер Валерий Золотухин. В 2005-м также вышел многосерийный фильм «Дело о “Мертвых душах”», в котором образ капитана раскрыл Петр Солдатов.

В 1934 году Михаил Булгаков подготовил киносценарий по мотивам романа Гоголя, в котором переосмыслил образ Копейкина. В нем капитан уже не жалкий, доведенный до отчаяния человек: а воплощение идеи русского народа, готового постоять за себя и отомстить за притеснения. Капитан у Булгакова сближается с образом Емельяна Пугачева: у него «наглая физиономия», окладистая борода, икона на шее и вызывающая манера поведения. По ходу действия его разбойничья шайка вырастает до грозной армии, внушая панический страх властям.

В фильме идею Булгакова пришлось значительно смягчить. В свое время Копейкин пришелся не по душе царской цензуре, а его обновленный образ не одобрила советская, посчитав образ крестьянского вожака столь грубым, развязным и жестоким.

Библиография

  • 1842 — «Мертвые души»
  • 1934 — «Похождения Чичикова, или Мёртвые души» (киносценарий)

Фильмография

  • 1909 — «Мертвые души»
  • 1960 — «Мертвые души»
  • 1984 — «Мертвые души»
  • 2005 — «Дело о “Мертвых душах”»