Протесты в Беларуси: как живет страна почти год спустя
Общество
17 мая 2021 г. 10:51
Время чтения: 6 минут

Протесты в Беларуси: как живет страна почти год спустя

Год назад в Беларуси стартовала предвыборная кампания, положившая начало довольно серьезным событиям в республике, отголоски которых слышны до сих пор. По данным британского аналитического центра, деятельное участие в протестных акциях приняло 43,3% взрослого населения – каждый пятый житель белорусских городов. Еще 33,6% недовольных результатами выборов предпочли быть в роли «наблюдающих». Третью группу составили 23,1% белорусов, которые выступили на стороне Александра Лукашенко.

Как живет республика, где значительная часть населения выказала поддержку оппозиции, почти год спустя? 24СМИ публикует актуальную информацию о том, что сейчас происходит в Беларуси.

Минск сегодня и последние видные акции

По состоянию на середину мая 2021-го протест носит ультралокальный характер. Белорусы, чаще всего жители столицы, устраивают одиночные или небольшие пикеты (10-15 человек) на свой страх и риск. Они по-прежнему несут с собой бело-красно-белые флаги либо надевают одежду таких цветов. Некоторые, боясь сроков, «суток» и внушительных штрафов, демонстрируют несогласие скрытно: рисуют оппозиционные граффити, развешивают БКБ-ленты, передает телеграм-канал NEXTA.

За всеми видами протестной активности ведется пристальное внимание со стороны властей. Коммунальщики зарисовывают муралы и граффити, снимают флаги и другую атрибутику, иногда для этого привлекают сотрудников МЧС. Один из ярких примеров – мурал «диджеев перемен», который закрашивали несколько раз, но активисты его восстанавливали. Например, 8 мая рисунок вновь появился на «площади перемен».

Мурал «диджеев перемен» и бело-красно-белые ленты
Мурал «диджеев перемен» и бело-красно-белые ленты / «Инстаграм» (@katrin_k_1986)

Многие несогласные с результатами выборов принимают решение уехать из страны. За пару месяцев протестов страну покинуло 13,5 тыс. граждан. Белорусские СМИ акцентируют внимание, что среди них много медиков, программистов и бизнесменов. Эмигранты обживаются в Польше, Литве, Украине и Латвии. О желании перебраться в Прибалтику заявило 43 белорусских предприятия, которые уже начали процесс релокейта, еще 37 планируют это сделать. В Литву заинтересовано переехать 110 фирм, которые могут подарить этой стране 3 тыс. новых рабочих мест, пишет «Интерфакс».

Последние более-менее серьезные акции, которые заставили белорусских правоохранителей и военных работать в усиленном режиме, датируются 25 марта. В этот день в стране неформально отмечается «День Воли»: каждый год в эту дату оппозиция устраивает акции и шествия, которые проходят под наблюдением милиции, передает DW. Сейчас активисты лишь вспоминают о многотысячных маршах в центре Минска: некоторые участники протестных мероприятий уже либо прошли через «сутки», либо замерли в ожидании приговора.

Судьба протестующих и лидеров оппозиции

В конце февраля глава Следственного комитета Иван Носкевич сообщил, что в Беларуси с лета 2020 года расследуется 2300 уголовных дел экстремистской направленности, передает Tut.by. Именно так власти и правоохранители республики характеризуют действия оппозиции. Под молоток белорусского правосудия попали как лидеры протестного движения, так и рядовые граждане, которые выходили на улицы высказать свое несогласие с переизбранием Лукашенко.

Один из вдохновителей оппозиции Сергей Тихановский находится в СИЗО уже почти год. В марте ему предъявили окончательное обвинение по 4 статьям. По одной из них предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до 15 лет. Также Тихановского обязали уплатить налог с $900 тыс., которые нашли во время обыска в доме его матери.

В марте на Светлану Тихановскую завели уголовное дело за планирование массовых беспорядков в Гомеле. Через несколько недель ее обвинили в подготовке теракта. Политик выехала в Литву почти сразу после оглашения результатов выборов и находится там с детьми по сей день. Власти Беларуси обращались к литовским коллегам с требованием выдать Тихановскую, на что глава МИД республики Габриэлюс Ландсбергис ответил:

«Скорее ад замерзнет, чем мы начнем рассматривать ваши требования».

Правая рука Светланы Тихановской Мария Колесникова пребывает в СИЗО 8 месяцев. 13 мая ей предъявили окончательное обвинение по 3 статьям. Она может угодить в тюрьму на срок до 12 лет. Ее помощнику адвокату Максиму Знаку грозит такое же наказание.

Пикет в поддержку белорусских политзаключенных в Финляндии

Каждый день оппозиционеров возмущают итоги очередных судов, когда, например, за надпись «Не забудем» на асфальте дают 2 года колонии. Такое послание оставили двое минчан на месте, где погиб один из активистов Александр Тарайковский. Или история музыканта группы «Требуем разойтись» Алексея Санчука, который во время протестов играл на барабанах. За это мужчина получил 6 лет колонии усиленного режима.

На скамье подсудимых оказались и журналисты. 37-летняя Екатерина Борисевич получила 6 месяцев тюрьмы за разглашение врачебной тайны. Эпизод с журналисткой произошел в ноябре 2020-го, когда в драке с неизвестными погиб активист Роман Бондаренко. Правоохранители утверждали, что парень находился в состоянии алкогольного опьянения. Но врач БСМП Артем Сорокин заявил, что Бондаренко был трезв. Именно 37-летний анестезиолог оказывал помощь мужчине, когда того доставили в больницу после драки. Борисевич, пообщавшись с врачом, подготовила материал о Бондаренко. Информацию о нем журналистка опубликовала с разрешения близких погибшего. Но и Сорокин, и Борисевич оказались на скамье подсудимых, а вот обстоятельства гибели Бондаренко и имя его убийцы до сих пор неизвестны.

Екатерина Борисевич и Артем Сорокин

Каждый день белорусские СМИ публикуют заметки, в которых рассказываются о новых приговорах оппозиционерам, которые получают от 1 года до 18 лет тюрьмы. Некоторые отделываются «сутками» и внушительными штрафами, которые иногда равны 5 средним зарплатам в республике.

Возможные сценарии для Беларуси

После ухода оппозиции с улиц КГБ Беларуси и ФСБ России обнародовали данные о подготовке радикалами покушения на Александра Лукашенко. Президент республики в этой ситуации довольно быстро среагировал и подготовил декрет, согласно которому в случае его гибели власть в стране перейдет членам Совета безопасности. Ряд политологов обсуждают возможные скрытые смыслы, заложенные в декрет, по сей день, однако Лукашенко уверяет, что подобный документ обдумывался уже давно.

Переизбравшись на новый срок, Александр Григорьевич задумал реформу Конституции и собрал для этого специальную комиссию. Пока все находится в стадии разработки, от граждан поступают предложения. Всенародное голосование по обновленному основному закону пройдет предварительно в феврале 2022 года.

Светлана Тихановская тем временем заявила, что не будет участвовать в новых президентских выборах в Беларуси. Она подчеркнула, что не стремилась стать многолетним лидером страны: со слов женщины, она и ее сторонники планировали стать «переходной» властью, которая посредствам честных выборов помогла бы сильным политикам занять ключевые позиции в руководстве государства. В таком случае оппозиция вновь останется без лидера, ведь другие заметные фигуры протеста сидят в СИЗО и скоро отправятся в колонию, сообщает ТАСС. Тихановская пока проводит переговоры с европейскими политиками, которые готовят для Беларуси 4-й пакет санкций.

Украинский политолог Андрей Золотарев оценил сложившуюся ситуацию в Беларуси по двум сценариям. Они связаны с судьбой Александра Лукашенко. Если белорусского лидера действительно хотят ликвидировать, и эти попытки увенчаются успехом, то республика станет либо «горячей точкой», либо преемники сделают все верно, и дальнейший курс будет определять премьер-министр, а впоследствии и новый президент.

Перспектива военного конфликта на территории Беларуси замаячила после заявления президента Польши Анджея Дуды, который пообещал защищать суверенитет страны. Золотарев считает, что в Беларуси даже после ухода Лукашенко сохранится сильное влияние РФ, передает «Главред».

«Куда больше шансов в Беларуси у тех кандидатов, которые связаны с Россией, поскольку влияние российского капитала там куда сильнее, чем влияние Запада», – подчеркнул политолог.

Читайте также