Правящие кланы во главе с Путиным хотят передать власть по наследству

Как говорится в докладе «Большое правительство Владимира Путина. Политбюро 2.0», тандема больше не существует, а модель системы управления, при которой Владимир Путин играет роль верховного арбитра, стала прежней, передает "Коммерсантъ". 

В докладе Евгения Минченко, президента холдинга «Minchenko Consulting», и Кирилла Петрова, его коллеги, говорится, что российская правящая элита «может быть описана в модели советского коллективного властного органа — политбюро ЦК КПСС». По мнению авторов доклада, вместо тандема страной управляет конгломерат конкурирующих за доступ к ресурсам кланов, члены которого «никогда не собираются на общие совещания», а 8 их лидеров включены политологами в «Политбюро 2.0». Путин же, по мнению авторов, «играет роль верховного арбитра и модератора», а система вернулась к той форме, которая образовалась во время второго срока Путина, только в усложненном варианте.

Премьера Дмитрия Медведева, которому, по словам авторов, пришлось лишиться ставленников в силовых структурах (в следственном департаменте МВД и ФСИНе) и отказаться на время от самостоятельных политических амбиций, они называют не членом тандема, а одним из восьми приближенных Путина. Аппаратная позиция позволяет Медведеву возглавлять собственную группу с самостоятельным экономическим базисом, объединяющую вице-премьеров, министров, региональных начальников, высокопоставленных юристов в судах, правоохранительных органах и Госдуме и бизнесменов. Романа Абрамовича, Татьяну Дьяченко и Александра Волошина эксперты называют союзниками Медведева.

Упоминают авторы и других «членов политбюро» — руководителя администрации президента Сергея Иванова, который призван обеспечивать внутриэлитный баланс, и его первого заместителя Вячеслава Володина, человека с отсутствием серьезного экономического базиса, имеющего, однако, влияние на партию «Единая Россия», Госдуму и отдельных губернаторов. В «политбюро» также входят Сергей Собянин и Сергей Чемезов, который является доминирующим игроком в сфере ВПК.

Судя по докладу, Игорь Сечин по-прежнему является центром притяжения бизнеса и части бюрократии. Сохранив неформальное влияние на силовые структуры и стремясь стать основным игроком в ТЭК, он испытывает давление мощной оппозиции, в том числе и со стороны таких «членов политбюро», как Геннадий Тимченко и Юрий Ковальчук.

Целью всех этих групп является конвертация власти в собственность, передача ее по наследству и легитимизация в России и за рубежом. Основными проектами, вокруг которых развивается конкуренция, стали «большая Москва», развитие Дальнего Востока и Сибири, а также новый этап приватизации.

Группа Сечина, по мнению авторов доклада, заинтересована в инерционном, более консервативном, развитии ситуации, роль же группы Медведева, как они считают, станет более значимой в случае «управляемой нестабильности», а группе Собянина кризис больше на руку.

Минченко считает систему неустойчивой и имеющей множество противоречий и полагает, что после дела Pussy Riot представители либерального крыла и Медведев приобретут дополнительное влияние.

По словам чиновника, близкого к администрации президента, группы интересов существуют всегда, а Минченко прав в том, что модель элиты с советских времен почти не изменилась, поэтому сравнение с политбюро является вполне корректным.

С составом «политбюро», однако, не согласен другой федеральный чиновник, который считает, что не меньше влияния имеют Герман Греф, Игорь Шувалов, Аркадий Ротенберг и Евгений Школов, названные в докладе «кандидатами в члены политбюро». Чиновник не согласен также и с тем, что такая система уцелела с прошлого срока Путина, так как влияние отдельных людей из окружения президента снизилось, и Путин слушает всех понемногу, принимая решения практически в одиночестве.

По мнению политолога Игоря Бунина, каждый из упомянутых игроков имеет влияние в своей строго регламентированной зоне ответственности (Володин не касается экономики, а Сечин не лезет в политику и т.п.), Медведев же весомее других.

Как отмечает политолог Ольга Крыштановская, описанная система не учитывает политический кризис в стране и то, что у крупных игроков на кону очень многое, а по отношению к начинающейся революции и протестному движению происходит фрагментация элиты. Медведев, говорит Крыштановская, скорее, в оппозиции.

Минченко возражает: доминирующее ощущение в элите — все нормально, а при подготовке доклада было опрошено большое количество экспертов и нарисована средневзвешенная картина.

новости партнеров