Лидия Чуковская

Лидия Корнейчукова
О знаменитости
Дата рождения
Возраст
88 лет
Дата смерти
7 февраля 1996 г.
Семейное положение
вдова
Соцсети
    3,0 / 5 (1 голос)

    Биография

    За два дня до праздника всех влюбленных ‒ 2020 ReadRate убил сразу двух зайцев, порадовав и книголюбов, и ценителей хорошего парфюма. «Сервис для тех, кто читает» сообщил, что на выставке «Юрий Анненков. Революция за дверью» в московском Музее русского импрессионизма, помимо сотни художественных произведений живописца и графика, будут представлены и восстановленные духи великой поэтессы Анны Ахматовой, упомянутые в мемуарах Лидии Чуковской.

    Детство и юность

    24 марта (по новому стилю) 1907-го в семье советского поэта Корнея Чуковского (настоящие имя и фамилия — Николай Корнейчуков) случилось радостное событие — на свет появился второй ребенок, дочь Лидия. Тремя годами раньше любимая жена Мария подарила создателю «Мойдодыра», «Айболита», «Мухи-цокотухи» первенца, сына Николая.

    Несмотря на небольшую разницу в возрасте, брат и сестра родились в разных местах: мальчик в Одессе, девочка в Санкт-Петербурге, а их детство прошло в поселке с трудновыговариваемым названием Куоккала, с 1948-го переименованном в Репино. Позднее семья пополнилась еще двумя членами — Бобой (Борисом) и Мурочкой (Машей).

    С ранних лет Лида росла в окружении именитых друзей родителей. В их доме частыми гостями были Федор Шаляпин, Владимир Маяковский, Леонид Андреев, Илья Репин, Владимир Короленко, и это, как и наследственность, не могло не повлиять на выбор будущей профессии.

    Имеющая литературное дарование и среднее образование, полученное в женской гимназии Любови Таганцевой и трудовой школе № 15, Лидия в положенный срок без труда поступила на словесное отделение нынешнего ГИИИ, параллельно посещая курсы стенографии.

    К несчастью, завершить учебу в вузе студентке помешали арест и отправка «в глушь, в Саратов». Преступнице предъявили обвинение в создании одной-единственной антисоветской листовки, к которой она не имела никакого отношения: руку к агитационной бумаге приложила ее подруга, без спросу воспользовавшись печатной машинкой. Благодаря ходатайству и вмешательству отца вместо положенных трех лет девушка пробыла в ссылке 11 месяцев.

    Подробности своего нахождения в этом населенном пункте Чуковская описала в автобиографической повести «Прочерк», где рассказывала, что местные жители боялись сдавать квартиру ссыльным, и как она зарабатывала себе на жизнь уроками английского языка и скоростного письма. Именно здесь, чтобы отвлечься от печальных мыслей и невеселого времяпрепровождения, юная Лидия, напрочь отказавшаяся сотрудничать с НКВД, начала упражняться в написании стихов и рассказов.

    Город, удививший гуляющими по улицам верблюдами, уникальной природой и лучшими на свете людьми, она не забывала и впоследствии, тепло относилась к нему и часто вспоминала в дневниках.

    Личная жизнь

    1930-е годы XX века выдались для старшей дочери Корнея Ивановича, называвшего ребенка врожденной гуманисткой, серьезной фантазеркой и восхищавшегося ее чистой душой, противоречивыми на события в личной жизни. В 1929-м девушка вышла замуж за критика и литературоведа Цезаря Вольпе, через 2 года, в августе, стала матерью Елены, ласково прозванной Люшей, а в ноябре попрощалась с младшей сестрой Марией, умершей от туберкулеза.

    Лидия Чуковская и Матвей Бронштейн
    Лидия Чуковская и Матвей Бронштейн / Национальная библиотека Беларуси

    Недолговечным оказался и брак с коллегой: в 1933-м супруги, не имевшие «ни единого атома родства», развелись. Но судьба, а вернее работа, подарила ей настоящую любовь — с Матвеем Бронштейном редактора «Детиздата» соединила история гелия, над которым они трудились по заданию Самуила Маршака.

    «Работа над книгой сблизила нас. Собственно, она же нас и поженила. Брака нашего мы ни от кого не скрывали, но некоторое время вынуждены были жить врозь. Совместный литературный труд был для нас чем-то вроде свадебного путешествия. Все трое влюблены: Митя и я друг в друга, Маршак в Бронштейна», — писала Лидия.

    Все изменил кровавый 1937-й: талантливого физика-теоретика арестовали в августе и, как выяснилось в дальнейшем, расстреляли через полгода. Недолго прожил и первый муж Чуковской — в 1941-м мужчина погиб во время эвакуации из осажденного Ленинграда по «дороге жизни».

    Любимых мужчин женщина увековечила в своих произведениях: о родителе, подарившем знакомство с Александром Блоком, Николаем Гумилевым, Осипом Мандельштамом, Юрием Тыняновым, Максимом Горьким, поведала в «Памяти детства. Воспоминания о Корнее Чуковском», о втором супруге — в том же «Прочерке» и «Софье Петровне», где подняла опасную тему массового террора и «ежовщины».

    Книги

    По возвращении из ссылки Чуковская взялась за учебу и работу — окончила филфак ленинградского университета и попала в распоряжение Самуила Маршака и его «Детиздата». Спокойное пребывание в легендарном издательстве (ему посвящены воспоминания «В лаборатории редактора») нарушил все тот же 1937-й: одну половину сотрудников арестовали, другим счастливчикам удалось отделаться увольнением.

    Во время Великой Отечественной войны Лидия вместе с племянником и дочерью попала в эвакуацию в Чистополь, оттуда перебралась в Ташкент, а затем оказалась в Москве, где вновь занялась редакционной деятельностью в «Новом мире», добавив к ней и преподавание на Высших литературных курсах.

    Первые пробы пера («Ленинград — Одесса», «Повесть о Тарасе Шевченко», «На Волге») талантливый автор публиковал под мужским псевдонимом Алексей Углов. Вслед за ними библиографию пополнили «История одного восстания», «Н. Н. Миклухо-Маклай», «Былое и думы» Герцена, «Борис Житков» и т. д.

    Особняком в творчестве писательницы стоят мемуары «Записки об Анне Ахматовой», с которой сложилась длительная и теплая дружба, прочитанная на BBC статья «Гнев народа», где она поддержала затравленных Александра Солженицына и Бориса Пастернака, открытое письмо Михаилу Шолохову и «Процесс исключения. Очерк литературных нравов». В последнем произведении подробно описаны события 1974-го — выгон из Союза писателей и последующий запрет на публикации, снятый в 1987-м.

    Не только создателей «Архипелага ГУЛАГа» и «Доктора Живаго» пыталась защитить наследница любимого всеми советскими детьми поэта Корнея Чуковского. Женщина вступалась за Иосифа Бродского, Александра Гинзбурга, Андрея Синявского, Юлия Даниэля, Мустафу Джемилева.

    Смерть

    До конца своей долгой жизни (знаменитому диссиденту до 90-летнего юбилея оставалось всего 2 года) Лидия Корнеевна, которой не стало 7 (по иным данным, 8) февраля 1996-го (смерть наступила по естественным причинам), не сходила со своего поэтического и прозаического пути.

    Благодаря ее «Предсмертию», вышедшему отдельным сборником в 2019-м, читатели познакомились с последними днями Марины Цветаевой, воспоминаниями об академике Андрее Сахарове и о писательнице Фриде Вигдоровой.

    Библиография

    • 1931 — «Повесть о Тарасе Шевченко»
    • 1940 — «История одного восстания»
    • 1948 — «Н. Н. Миклухо-Маклай»
    • 1955 — «Борис Житков»
    • 1960 — «В лаборатории редактора»
    • 1965 — «Софья Петровна» («Опустелый дом»)
    • 1966 — «Былое и думы» Герцена»
    • 1970 — «Поэзия труда и весны: предисловие // Стихи (С. А. Обрадович)»
    • 1972 — «Спуск под воду»
    • 1976 — «Открытое слово»
    • 1980 — «Записки об Анне Ахматовой»
    • 1989 — «Памяти детства. Воспоминания о Корнее Чуковском»
    • 1990 — «Процесс исключения»
    • 2011 — «Л. Пантелеев — Л. Чуковская. Переписка (1929–1987)»
    • 2019 — «Предсмертие»